Сильный юрист – сильный профсоюз

"Солидарность. Красноярский выпуск"

Ольга Юрьевна ФИЛИППОВА занимает должность профсоюзного юриста с 1995 года. В настоящий момент она совмещает правовую работу с выполнением обязанностей заместителя председателя первичной профсоюзной организации «РУСАЛ Красноярск».
В беседе с корреспондентом Ольга Юрьевна дала оценку последним изменениям в области трудового законодательства, рассказала о сложностях при заключении коллективных договоров и важных достижениях первички.

– Расскажите, пожалуйста, как вы решили стать юристом?

– Когда я училась в старших классах, мы дружили с одноклассником, который впоследствии стал моим мужем. Мы вместе с ним интересовались юриспруденцией. Как раз к тому времени его сестра закончила юридический факультет Красноярского государственного университета. После окончания школы мы с будущим мужем договорились, что вместе пойдем туда поступать.

– Когда вы устроились на нынешнее место работы? Кем работали до этого?

– Во время учебы в институте, я работала не по специальности. Приходилось совмещать обучение с работой уборщицей в Театре оперы и балета. Это были 90-е годы, мой муж служил в армии. К этому времени у нас уже появился ребенок. Нужно было содержать и воспитывать сына. После окончания института, в мае 95-го года, я пришла на работу в профсоюзную организацию Красноярского алюминиевого завода. Сначала моя должность называлась специалист по правовым вопросам. В 2011 году я стала заместителем председателя, тоже по правовой линии. В 2017 году Исполком центрального Совета Горно-металлургического профсоюза России утвердил меня главным правовым инспектором труда ГМПР по Красноярскому краю.

– Что входит в ваши обязанности?

– Прежде всего – это консультирование членов профсоюза. Вопросы, которые задают работники не ограничиваются только трудовым законодательством. Людям бывает очень сложно разобраться самостоятельно в тех или иных правовых вопросах, а учитывая постоянное обновление законодательства, это становится еще сложнее. Ежемесячно мы выпускаем информационные листы, которые называются «Консультирует юрист», в которых разъясняем наиболее актуальные для членов профсоюза вопросы. Также в мои обязанности входит работа по заключению коллективных договоров, разработка документов, предусматривающих, принимаемые нашей профсоюзной организацией, льготы для членов профсоюза, рассмотрение локальных нормативных актов работодателя, по которым требуется выразить мотивированное мнение профсоюзной организации.

– Расскажите об устройстве вашей первичной организации. Верно ли, что ее деятельность распространяется не только на Красноярский алюминиевый завод, но и на другие предприятия?

– На сегодняшний день на учете в нашей профсоюзной организации состоят не только работники Красноярского алюминиевого завода, но и других предприятий, которые в свое время отделились от КрАЗа в процессе реструктуризации и стали отдельными юридическими лицами. Это филиал ООО «ИСО» в городе Красноярск, в нем трудятся наши слесари-ремонтники, монтажники, электрики, которые обслуживают алюминиевый завод. Это и Красноярский филиал ООО «КраМЗ-Авто», в котором трудятся наши водители, которые также задействованы в технологическом процессе производства алюминия. Также в состав нашей профсоюзной организации входят члены профсоюза – преподаватели и студенты Красноярского индустриально-металлургического техникума, работники общественного питания ОП ООО «Общепит» в г. Красноярск, а также уборщики ООО Сервисной компании «СибЭкоСервис» и работники охранного предприятия ООО «Охрана РУСАЛ» и ООО «Охрана КрАЗ».

Все вышеуказанные юридические лица входят в структуру нашей профсоюзной организации, а их работники, являющиеся членами нашей профсоюзной организации, пользуются всеми льготами и гарантиями, которые мы предоставляем для членов профсоюза. Иными словами, и слесари-ремонтники, и водители, и работники общепита, как и другие наши члены профсоюза, находятся в одинаковых условиях. В каждой организации есть свой председатель и свой коллективный договор.

– Как проходит процесс подготовки и принятия новых коллективных договоров? С какими трудностями приходится сталкиваться? Всегда ли удается внести желаемые пункты?

– Конечно, этот процесс достаточно трудоемкий и по времени, и по физическим и моральным затратам. Все начинается за 3-4 месяца до истечения срока действия коллективного договора. Мы собираем от работников их предложения для нового договора. На основе действующего коллективного договора мы готовим наш проект, со всеми предложениями, которые мы получили от работников. Свой проект коллективного договора мы отправляем работодателю, который примерно в течение 1-2 недель изучает его, оценивает свои возможности и готовится к переговорам. После чего мы договариваемся с работодателем о проведении очных переговоров. Для этого создается комиссия со стороны работодателя и со стороны работников. Естественно, перед началом переговоров, мы собираем своих представителей, чтобы наметить общие тенденции, то есть, какие пункты мы будем отстаивать, какие пункты нам менее важны, где мы готовы пойти на уступки, где не готовы. Рассматриваем, какие у нас есть аргументы, на что мы можем сослаться и доказать, что действительно вот этот пункт необходимо внести в новый коллективный договор.

Конечно же, в ходе переговоров далеко не все удается внести в текст коллективного договора, потому что в него вносится только то, что в силах исполнить работодатель. Законом предусмотрено 3 месяца на то, чтобы мы провели переговоры и заключили на согласованных условиях коллективный договор. Как правило, со всеми нашими подразделениями мы укладываемся в эти сроки. Однако в этом году у нас была неординарная ситуация с ОП ООО «Общепит» в г. Красноярске. Мы не уложились в срок коллективных переговоров из-за того, что переговоры пришлось проводить дистанционно. Работодатель находится в Екатеринбурге, и все приходилось делать по электронной почте либо по телефону. Вести переговоры за одним столом, глядя друг другу в глаза, безусловно, занимает гораздо меньше времени, чем организовывать и проводить переговоры в электронном формате.

В данном случае даже подписание коллективного договора пришлось делать через отправку документов по почте. Мы подписали документы, оформили в двух экземплярах и отправили по почте в Екатеринбург, потому что работодатель не дал полномочий на подписание коллективного договора руководителю ОП ООО «Общепит» в г. Красноярске. В итоге процесс заключения нового коллективного договора затянулся на 4 месяца.

– Какой сейчас процент профсоюзного членства на предприятии? Растет ли этот показатель или уменьшается?

– Общий охват профчленством по нашей профсоюзной организации составляет 75%. На заводе этот показатель выше – 87,4%. На сегодняшний день есть тенденция к уменьшению членов профсоюза, но это происходит по большей части не за счет выхода работников из членов профсоюза, а из-за уменьшения количества работающих на предприятиях. Мы постоянно ведем работу по агитации в члены профсоюза, особенно тех работников, которые только устраиваются на предприятия. Например, с начала 2021 года по всей нашей профсоюзной организации было принято 176 новых членов профсоюза.

– Бывали ли в вашей практике, казалось бы, неразрешимые ситуации, в которых профсоюз смог помочь человеку?

– Ситуации бывают разные. Например, внутри подразделения возникают какие-то разногласия между руководителем и работником. На этот случай у нас на предприятии существуют этические уполномоченные. Где-то мы выслушиваем, подсказываем, пытаемся урегулировать возникший вопрос, выходим на работодателя, пытаемся уладить конфликт. Иногда все разрешается путем перевода работника в другое подразделение. Случаев, когда профсоюз смог помочь работнику немало, здесь как пример можно привести ситуации, когда Пенсионный фонд отказывал работникам в предоставлении льготной пенсии, и нам удавалось с помощью суда доказать право работника на льготную пенсию. Здесь есть важное условие – для ее назначения занятость работника во вредных условиях труда должна составлять не менее 80%. Конечно, не всегда мы с работником могли в полном объеме предоставить необходимые документы, которые бы подтверждали данный факт. До определенного момента мы могли использовать в суде свидетельские показания в качестве подтверждения работы сотрудника во вредных условиях труда и доказывать его занятость не менее 80% рабочего времени во вредных условиях труда. Но, к сожалению, на эту тему высказался Верховный суд РФ, который в своем постановлении указал, что свидетельские показания не являются основанием для подтверждения работы во вредных и опасных условиях труда. До этого изменения нам удавалось отстоять в суде права многих работников на льготную пенсию. Мы готовили исковые заявления, где-то даже сами представляли интересы работников. Однако ситуация кардинально изменилась: Пенсионный фонд, не скрывая, говорит о том, что у нас в крае каждая третья назначаемая пенсия – льготная. Таких денег просто нет в Пенсионном фонде, поэтому при любой возможности в этом стараются отказать.

– Как действует профсоюз в случае, если работник считает необоснованным наложенное на него дисциплинарное взыскание?

– Для этого на всех предприятиях, где есть наши члены профсоюза, существуют комиссии по трудовым спорам. Работник приносит нам приказ или распоряжение, по которому на него наложено дисциплинарное взыскание. С нашей помощью он пишет заявление в комиссию по трудовым спорам, и мы представляем интересы работника в этих случаях. Бывает, что работодатель не взял с работника объяснительную либо в течение трех рабочих дней не успел ознакомить работника с наложенным взысканием, т.е. не выполнил формальные действия, предусмотренные законодательством. Это уже является основанием к отмене данных распоряжений или приказов. В случае, если порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности не нарушен работодателем, на комиссии спор рассматривается по существу.

По статистике примерно от 60 до 75% заявлений работников в комиссию по трудовым спорам удовлетворяются.

– Как проводится обучение профактива? На что делается упор?

– Когда проходит отчетно-выборная конференция, у нас обновляется состав профсоюзного актива. Мы создаем программу обучения для нашего профсоюзного актива. Для председателей эта информация более углубленная и занимает большее количество часов. На обучающих семинарах мы рассказываем о нашей профсоюзной работе, какие у нас действуют положения, рассказываем об Уставе Горно-металлургического профсоюза России, о порядке ведения делопроизводства, оформления тех или иных профсоюзных документов, рассказываем об основах трудового законодательства.

– Расскажите о взаимодействии ППО с Красноярским индустриально-металлургическим техникумом. Какие меры поощрения предусмотрены для студентов?

– Ежегодно по итогам зимней и летней сессии мы предоставляем лучшим студентам профсоюзные стипендии в размере 2000 рублей. Мы вручаем их на линейке в День знаний – 1 сентября, чтобы новые студенты знали об этой возможности и стремились проявить себя. Также мы проводим в техникуме «Профсоюзные уроки», на которых рассказываем, чем занимается профсоюз, чем он может быть полезен, знакомим ребят с их трудовыми правами. Как говорится, готовим их к взрослой трудовой жизни. Проводим агитацию по вступлению в члены профсоюза. Кстати, в настоящее время все студенты Красноярского индустриально-металлургического техникума являются членами нашего профсоюза.

– Вы принимали участие в мероприятиях Горно-металлургического профсоюза России, которые проходили в Москве. Какие вопросы на них обсуждаются? Что для вас дает опыт участия в подобных мероприятиях?

– В 2017 году я была избрана делегатом VIII съезда Горно-металлургического профсоюза России. Это, конечно, большое и масштабное мероприятие, очень интересно было принять в нем участие, послушать отчет о работе нашего вышестоящего руководящего органа, а также поучаствовать в принятии Программы действий нашего профсоюза на следующие 5 лет. В 2019 году я была на семинаре для заместителей председателей профсоюзных организаций, где обсуждались изменения законодательства по электронным трудовым книжкам. Мы проходили обучение, участвовали в совещании с руководителями нашего профсоюза. На семинаре мы могли напрямую задать интересующие вопросы.

Опыт участия в подобных мероприятиях, конечно, бесценен. Ведь в каждой профсоюзной организации есть какие-то свои изюминки, свои подходы в работе, которые всегда интересно узнать и при возможности применить потом в своей работе.

– В этом году вы заняли третье место в смотре-конкурсе правовых инспекторов труда и юрисконсультов ГМПР. Что для вас значит эта победа?

– Для меня это, конечно, было очень приятно. Однако я считаю, что в нашем Горно-металлургическом профсоюзе есть очень много сильных юристов, но не все из них принимают участие в конкурсах. Возможно, при большем количестве участников я бы и не заняла призовое место. Поэтому я считаю, что в нашей работе всегда есть к чему стремиться, всегда существуют моменты, которые нужно улучшить, поэтому попасть в призеры конкурса – это, конечно, здорово, но это не повод почивать на лаврах.

– Как Вы считаете, есть ли особая специфика в работе профсоюзного юриста, которая отличает его от других специалистов в области права?

– Да, конечно, такая специфика есть, потому что мы всегда находимся на защите интересов работников. В любой ситуации мы стараемся отстоять интересы члена профсоюза, пытаемся найти оправдание именно такому поведению работника, найти, на что обратить внимание работодателя при тех или иных обстоятельствах.

– То есть в какой-то мере вы выступаете адвокатом работников?

–Да, в какой-то степени, потому что работа у нас такая, иначе зачем мы нужны? Мы имеем общие цели с работодателем: чтобы предприятие стабильно работало, работники в полном объеме выполняли свои трудовые обязанности, не нарушали правила внутреннего трудового распорядка и трудовую дисциплину. Но где-то наши интересы могут быть противоположными. Например, если работника не ознакомили с каким-то документом или правилами, то в случае, если он их не исполняет, это уже вина не работника, а вина соответствующего руководителя. Конечно, во всех случаях мы стараемся защитить и встать на сторону члена профсоюза, однако ни при каких обстоятельствах мы не будем защищать работника, который пьяным явился на работу, такое поведение работников недопустимо и неприемлемо.

– Какую тенденцию вы можете отметить в последних изменениях, касающихся трудового законодательства?

– В последнее время изменения в законодательстве оставляют желать лучшего, в том числе и трудового. Взять ту же специальную оценку условий труда. Изначально, когда вносились эти изменения, они позиционировались как сильный элемент профилактики травматизма и профзаболеваний. Первоначально идея была правильная: если у работодателя опасное производство, то он должен платить больше страховых взносов, исходя из класса профессионального риска. Однако в результате, мы получили противоположный результат. Теперь допустимо находиться в опасных условиях труда большее количество часов. Здоровье работников не стало приоритетом государственной политики в области охраны труда. Зато интересы работодателей, которые мечтали об увеличении рабочей недели, были удовлетворены. То есть работники, которые ранее не могли работать больше 36 часов в неделю в опасных и вредных условиях труда, теперь могут работать по 40 часов в неделю, если это прописано в коллективном договоре. Помимо этого, теперь предусмотрена возможность увеличения для работников работающих во вредных и опасных условиях труда максимальной продолжительности ежедневной смены с 8 до 12 часов. Конечно же работники все согласны внести эти дополнения в коллективный договор, ведь они понимают, что если будут больше работать, то будут больше и зарабатывать. А в условиях нашей экономики они вынуждены это делать, ведь у большинства из них ипотечные кредиты, на иждивении не только несовершеннолетние дети, но и нетрудоспособные родители, которым тоже надо помогать. Вот и получается, что работники были «за» внесение этих изменений в коллективный договор, а мы не могли пойти против воли наших же членов профсоюза. Возникает много вопросов к тому, как эта спецоценка проводится, правильно ли производятся замеры, работает ли в это время оборудование, ведь от этого зависит, как пройдет СОУТ, а также уровень гарантий для работника за работу во вредных условиях труда.

– Как бы вы прокомментировали попытку властей внести изменения в раздел 10 ТК РФ, касающийся охраны труда?

– Да, совсем недавно была инициатива внести изменения в раздел 10 таким образом, что если бы их приняли в предлагаемой редакции, то это могло отразиться на здоровье работников, работающих во вредных условиях труда. Предлагалась новая трактовка термина «Безопасные условия труда», которая включала в себя применение качественных средств индивидуальной защиты. Это значит, если работник применяет качественные СИЗ, то его условия труда можно автоматически прировнять к безопасным, и он теряет все компенсации и гарантии. Но это невозможно! Во-первых, у работника остаются прежние трудозатраты, ведь условия труда остаются прежними, во-вторых, СИЗ дают дополнительную нагрузку на весь организм человека. Хорошо, что Федерации независимых профсоюзов России удалось подкорректировать изменения, которые изначально предлагались со стороны государства.

– Если бы у вас была возможность внести любые изменения в трудовое законодательство, чего они бы коснулись?

– Я думаю, меня бы поддержали все коллеги в желании, чтобы коллективный договор распространялся только на членов профсоюза. Мы тратим очень много своего рабочего времени на работу по заключению коллективного договора, а в итоге этим документом пользуются все работники, в том числе и не члены профсоюза. Действующее законодательство им это позволяет. Этот вопрос постоянно обсуждается на разных уровнях, но пока внести такое изменение в трудовое законодательство нам, к сожалению, не удается.

– Можете ли вы назвать такие пункты трудового законодательства, которые полезны для работников, но многие о них не знают?

– Не так давно в Трудовой кодекс добавилась статья 185.1 о диспансеризации:

Работники при прохождении диспансеризации в порядке, предусмотренном законодательством в сфере охраны здоровья, имеют право на освобождение от работы на один рабочий день один раз в три года с сохранением за ними места работы (должности) и среднего заработка. Работники, достигшие возраста сорока лет, за исключением лиц, указанных в части третьей настоящей статьи, при прохождении диспансеризации в порядке, предусмотренном законодательством в сфере охраны здоровья, имеют право на освобождение от работы на один рабочий день один раз в год с сохранением за ними места работы (должности) и среднего заработка. Работники, не достигшие возраста, дающего право на назначение пенсии по старости, в том числе досрочно, в течение пяти лет до наступления такого возраста и работники, являющиеся получателями пенсии по старости или пенсии за выслугу лет, при прохождении диспансеризации в порядке, предусмотренном законодательством в сфере охраны здоровья, имеют право на освобождение от работы на два рабочих дня один раз в год с сохранением за ними места работы (должности) и среднего заработка.

Работник освобождается от работы для прохождения диспансеризации на основании его письменного заявления, при этом день (дни) освобождения от работы согласовывается (согласовываются) с работодателем. Работники обязаны предоставлять работодателю справки медицинских организаций, подтверждающие прохождение ими диспансеризации в день (дни) освобождения от работы, если это предусмотрено локальным нормативным актом.

– Какие самые крупные достижения ППО за последнее время вы могли бы отметить?

– Если брать последний год, то в феврале на наших крупных предприятиях – Красноярском алюминиевом заводе и в филиале ООО «ИСО» в г. Красноярск произошел рост заработной платы работников: ключевые/дефицитные рабочие – до 25%, рабочие и РСИС производственные – до 20%. В связи с этим мы начали вести переговоры о повышении заработной платы в Красноярском филиале ООО «КраМЗ-Авто». Нельзя было допустить ситуацию, когда у одних работников зарплата повысилась, а у водителей, обслуживающих завод, этого бы не произошло. По данному вопросу мы столкнулись с большими трудностями, потому что руководящая компания ООО «КраМЗ-Авто» находится не в Красноярске, а в Иркутске. Пришлось достаточно долго доказывать работодателю, что заработную плату работникам ООО «КраМЗ-Авто» необходимо повысить. С 01.07.2021г. заработная плата в ООО «КраМЗ-Авто» повысилась. По Красноярскому филиалу ООО «КраМЗ-Авто» заработная плата повышена: по водителям в среднем на 13%, по вспомогательному персоналу в среднем на 11%, по РСиС в среднем на 4%.

– Что вы считаете самым сложным и самым приятным в работе?

– Самое приятное – это те ситуации, когда нам удается все-таки помочь членам профсоюза: улучшить содержание коллективного договора, грамотно проконсультировать или подготовить иск в суд, защитить на комиссии по трудовым спорам и т.д. Получаешь колоссальное удовлетворение от того, что принес пользу человеку. Такие положительные эмоции дают желание работать дальше. Из сложного могу отметить необходимость постоянно штудировать изменения законодательства, чтобы всегда быть в курсе постоянно меняющегося законодательства, ведь уследить за таким количеством изменений бывает очень сложно.

– Что вы любите делать в свободное от работы время? Есть ли у вас увлечения?

– У меня масса увлечений: я люблю кататься на коньках, на горных лыжах, люблю читать книги, летом люблю заниматься дачей, очень люблю путешествовать и знакомиться с новыми людьми. У меня есть 7-летний внук, и недавно родилась долгожданная внучка, конечно, много времени я стараюсь уделить им. Они у меня замечательные, всегда рады меня видеть. Общение с внуками заряжает меня позитивом и энергией.

Екатерина СТОЯКИНА,«Солидарность. Красноярский выпуск» №33-2021

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Федерация профсоюзов Красноярского края