«Красная зона»: истории молодых медиков в борьбе с Covid-19

Внезапно обрушившаяся на мировое сообщество коронавирусная инфекция стала серьезным испытанием для россиян. Против коронавируса наравне с опытным персоналом мобилизовали и студентов-медиков Красноярского государственного медицинского университета имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого. В мае за самоотверженный труд молодых медиков из числа профактивистов наградил Профсоюз – ребятам вручили Памятные медали и Благодарственные письма. Наш корреспондент побеседовала о работе в «красной зоне» с теми, кто оказался лицом к лицу с пандемией.

ИГОРЬ МИХАЙЛУСЕВ: «БЫТЬ НА «ПЕРЕДОВОЙ» – МОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ДОЛГ»

В феврале 2020 года первый «удар» пандемии в Красноярске приняли сотрудники инфекционного госпиталя, который оперативно развернули на территории Красноярской межрайонной клинической больницы скорой медицинской помощи имени Н.С. Карповича. Обсервационное отделение стало для многих медиков и рабочим местом, и домом — действовал казарменный режим. В числе тех, кто боролся за жизнь красноярцев на ковидной «передовой» был и молодой врач-ординатор-инфекционист БСМП Игорь Михайлусев.

«Согласился сразу, не раздумывая, потому что, в первую очередь, это мой профессиональный долг, значит, я должен быть там, на «передовой». Родители и семья, были против, поскольку эта болезнь с очень большими темпами распространения, тяжело протекающая, они боялись за мое здоровье. Но я сказал, что не могу оставить работу в инфекционном отделении, поэтому обязательно пойду», — заявил молодой врач.

Первая смена у Игоря длилась с 20 апреля по 20 мая. Признается – было нелегко, поступало много больных, все достаточно тяжелые, им действительно было необходимо стационарное лечение. Благо, в отделении всего хватало: и медикаменты были в достатке, и средства индивидуальной защиты. Правда, на отдых после изнурительной смены у него оставалось не более шести часов, два из которых он тратил на бумажную работу, поскольку совмещал несколько должностей. Такой режим неблагоприятно сказался на здоровье медика.

«К сожалению, у меня обнаружили нарушение ритма сердца, так что пришлось отложить несколько смен и принять медицинскую помощь коллег. Работа, действительно, тяжелая, и не только физически утомляет, но и морально, потому что люди страдают, и ты хочешь каждому помочь. Соответственно, душевные переживания накладывают свой отпечаток», — рассказал Игорь.

Руководство БСМП по максимуму укомплектовало рабочую смену специалистами, по сути, создав многопрофильный стационар на базе инфекционного госпиталя.

«В составе нашей бригады были инфекционисты, хирурги, гинекологи, обязательно присутствовали рентгенологи, анестезиологи-реаниматологи. Совместными усилиями мы оперативно оказывали пациентам квалифицированную интенсивную помощь, назначали терапию», — добавил молодой специалист.

Ковидные обсервации для многих медиков стали серьезным испытанием на «гибкость». Поэтому для них не было лучшей награды чем признательность благодарных пациентов.»Для меня было приятной неожиданностью, что мою работу отметили, что она важна для Министерства здравоохранения, для профсоюза, для жителей края. Не знал, что я буду удостоен профсоюзной награды — это приятное поощрение. Лично работал не за признание и не за материальную выгоду, а потому что это мое при-звание, моя профессия», — с воодушевлением отметил врач.

КИРИЛЛ ГРОХОТОВ: «К ИНТЕНСИВНОЙ НАГРУЗКЕ ПРИВЫКАЕШЬ И АДАПТИРУЕШЬСЯ»

На момент объявления карантинных мер из-за коронавируса Кирилл Грохотов трудился медбратом в краевой клинической больнице. А в инфекционный госпиталь его перевели на временное место работы из Отделения нарушений ритма сердца (Прим. ред. – Отделение хирургического лечения сложных нарушений ритма сердца и электрокардиостимуляции).

«На самом деле, у персонала, работающего в стационаре, обязанностей не меньше, чем у тех, кто задействован в «красной зоне». И риск заражения немного выше, так как мазки на выявление коронавирусной инфекции у поступающих пациентов сейчас не берут. Работа в госпитале имеет свои особенности. К примеру, постоянная работа в средствах индивидуальной защиты вызывает дискомфорт — жарко, а также не позволяет свободу некоторых привычных действий на протяжении восьми часов – прием пищи и воды, посещение санузла. Заступили на смену, надели костюмы и работаем до звонка», — поде-лился мнением Кирилл.

В «красной зоне» Кирилл проработал полтора месяца. Связано это с тем, что на постоянном месте работы в отделении не хватало сотрудников: кто-то на больничном, кто-то в отпуске. Поэтому отпустили только на такой срок, но, признается, что за это время, как отметил сам герой, «обрел много полезного опыта».

«Режим работы, конечно, отличался от обычного, бывали такие моменты, когда перерыв между сменами длился не больше восьми часов. И за это время нужно успеть приехать домой, отдохнуть, поесть, сделать домашнее задание. Ведь мы – студенты – и учимся, и работаем. Постепенно к такой интенсивной нагрузке привыкаешь и адаптируешься к обстановке», — рассказал медбрат.

Краевой профсоюз помогал медикам в процессе работы. По словам Кирилла, с его помощью нехватка СИЗ и антисептических средств в короткие сроки была ликвидирована. В самом начале пандемии возникла проблема с питанием медперсонала: рацион пациентов не соответствовал потребностям работающих в интенсивном режиме сотрудников. Но и этот вопрос был решен – дополнительно организованы поставки продуктов и пересмотрено меню питания персонала.

В крае немало студентов работало в красной зоне. Кирилл отмечает, что поначалу в студенческой среде были далеко не альтруистические настроения: многие боялись этой инфекции, не понимали, как действовать в сложившейся ситуации. За многих переживали их родители.

«Мои родные и меня отговаривали. Я понимал, что им тяжело и боязно отпускать единственного сына. Их пугало, что болезнь еще совсем неизвестная и неизученная. Понятно, что они просто волновались за мое здоровье. Однако после моих рассказов о том, что много ребят там уже работает, что такой опыт я нигде больше не получу, они уступили. Но мы каждый день держали связь друг с другом», — добавил герой.

Кирилл также получил почетные награды от профсоюза. К слову, он в профсоюзе человек совсем не новый – возглавляет молодежный совет краевой организации профсоюза работников здравоохранения.

«Было приятно, что наши труды отметили на уровне центрального и краевого комитета профсоюза. Почетно было получить такие награды», — резюмировал медбрат.

НИНА МИТИНА: «РАБОТА В КОВИДНОМ ГОСПИТАЛЕ ЗАКАЛЯЕТ ХАРАКТЕР»

«На мой взгляд, получить такой опыт — бесценно. Конечно, выйти из зоны комфорта решится далеко не каждый. Мы в отделении были далеки от тех жестких условий и требований, которые действовали в «красной зоне». Я проработала там чуть больше месяца, с середины апреля до середины мая. У меня не было страха, но условия, когда надо постоянно находиться в средствах индивидуальной защиты, когда нет возможности поесть и попить, оставили свой отпечаток. Не все выдерживали такой ритм: для кого-то это обернулось стрессом, у некоторых даже случались панические атаки. Но работа в ковидном госпитале закаляет характер, и уже спустя неделю я чувствовала себя в костюме более комфортно, контролировала жажду», — поделилась впечатлениями Нина Митина.

Из рассказа медсестры стало понятно, что у всего персонала была колоссальная загруженность: много пациентов, назначений, препаратов. Нина считает, ей повезло, что коллектив состоял из опытных и молодых сотрудников, что все действия были скоординированы и все друг другу помогали.

«Было приятно получить поддержку со стороны профсоюза при решении вопроса с питанием и нехваткой СИЗ. Я не ожидала, что студенческую молодежь профсоюз отметит такими серьезными наградами. Мы ведь шли в «красную зону» помочь коллегам и никак не ожидали таких почестей и благодарностей, — призналась профорг.

ПОЛИНА ТЯПКИНА: «ЖЕЛАНИЕ ИСПЫТАТЬ СЕБЯ И ПОЛУЧИТЬ ОПЫТ ПЕРЕСИЛИЛО СТРАХ»

Для студентки педиатрического факультета медуниверситета Полины Тяпкиной путь в профессию начался как раз с «красной зоны». Из практического багажа — лишь работа младшим медицинским сотрудником на первых курсах вуза.

Летняя сессия успешно сдана, но поиск вакантных мест не дал результатов. Кто-то из однокурсников уже работает в ковидных обсервациях, но Полина даже и мысли о такой занятости не допускала — боялась за здоровье свое и близких. Переломный момент наступил, когда БСМП направила запрос в университет с просьбой выделить срочно студентов на позиции среднего медицинского персонала.

«Я загорелась этой идеей. Появилось внутреннее ощущение, что надо пробовать свои силы. Сообщила родным о своем намерении, но они были против, поскольку очень переживали за меня. Единственный, кто поддержал — папа. Сказал: ты взрослая и сама принимаешь решение. Желание испытать себя и получить опыт пересилило страх. Поэтому быстро собрала документы и оказалась одной из первых, кто приступил к работе в госпитале БСМП», — вспоминает Полина.

Впрочем, в силу обстоятельств, пятикурсница побывала во всех трех инфекционных отделениях больницы.

«20 июня я заступила во второе инфекционное отделение, где через смену приходилось исполнять обязанности то процедурной медсестры, то постовой. Было адски сложно: интенсивный режим выматывал, иногда приходилось проводить на работе по 16 часов. Масса пациентов, а у нас все отлично в теории, а на практике — пшик. Пришлось учиться всему и сразу прямо «с колес». Спасало то, что работали в одной смене со штатными специалистами больницы. Они терпеливо все поясняли, делились опытом и давали практические советы. После трех-четырех недель в отделении массово стали болеть сотрудники. Нагрузка на остававшихся в строю увеличилась вдвойне», — описывает ситуацию студентка.

К сожалению, Полина оказалась в числе заболевших. После очередной 8-часовой смены она обратилась к коллегам из приемного отделения. Ее обследовали: рентген не показал патологии, но перестраховались — взяли мазки и госпитализировали в третье инфекционное отделение. Ковид подтвердился, а следом обнаружили и двустороннюю пневмонию. Так на две недели Полина сменила медицинский халат на одеяние пациента.

«Я была рада, что выдался перерыв на отдых, правда, не совсем приятный. И родным призналась, что наконец-то высплюсь. Мы настолько уставали от такого режима: работа, душ, питание – и то не всегда — и сон. И так изо дня в день», — говорит Полина.

После выздоровления она вернулась в «красную зону» только в октябре. Правда, на должность процедурной медсестры в первое инфекционное отделение, где делала инъекции, переливание крови, оказывала неотложную помощь, ставила капельницы. Так продолжалось до нового года.

«Конечно, знакомые твердили, что раз переболела, не стоит больше рисковать. Но я ни капли не жалею, что работала в «красной зоне». Несмотря на стресс, страх и напряжение, это бесценный опыт и полезные навыки. Было волнительно слышать в свой адрес поздравления и получить медаль от профсоюза. Аж слезы наворачивались, когда вспоминала этот этап своей жизни. Работа сделала меня сильнее и мобильнее, научила быстро принимать решения и нести ответственность за них. А еще после этого больше ценишь время, проведенное с родными», — откровенно признается Полина.

Буквально на днях в связи с ростом заболеваемости Полина вновь вернулась в госпиталь. Только теперь ее ждет работа в приемном покое.

Елена ПУЗЕВИЧ

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Федерация профсоюзов Красноярского края