Человек идейной закалки

«В здоровом теле – здоровый дух» – этой фразой можно описать жизненное кредо председателя Дорпрофжел на Красноярской железной дороге Сергея Сергеевича Штронда. Сквозь время он пронес в своем сердце преданность идеалам, уважение к традициям и любовь к спорту. Но дело всей его жизни – стальная магистраль, с которой он связал свою профессиональную деятельность на долгие годы.

Сергей Сергеевич Штронда, председатель Дорпрофжел на Красноярской железной дороге
Сергей Сергеевич Штронда, председатель Дорпрофжел на Красноярской железной дороге

Судьба распорядилась так, что наследник династии железнодорожников появился на свет в стенах роддома Железнодорожного района. Отец работал водителем в ОРСе, и мать там же. До семи лет маленький Сережа жил с родителями в Емельяновском районе Красноярского края в местечке Доруж-4 (прим. автора – до 1966 года дорожный транссовхоз Красноярской железной дороги), который позднее переименовали в поселок Арей. В местной школе он проучился лишь первую четверть, а затем переехал в Красноярск и продолжил обучение в школе № 82. Правда, и это учреждение не стало альма-матер для мальчика: в здании случился пожар.

После случившегося родители перевели ребенка в 36-ую школу, где Сергей Штронда закончил 10 классов и получил свой первый аттестат зрелости. С сожалением Сергей Сергеевич отмечает: «этого образовательного учреждения уже нет – снесли. И не мудрено, ведь здание было возведено еще в 1936 году. Говорят, что на его месте будет новая школа, и уже ведется строительство».

Воспитание не позволяло молодому парню просиживать дома штаны, и он по окончании школы сразу же устроился на работу. Первые трудовые будни Сергея прошли на красноярской мебельной фабрике в должности столяра. А спустя год он стал студентом дневного отделения электромеханического факультета Политехнического института. Однако уже на втором курсе парень решает совмещать учебу и работу: переводится на вечернюю форму обучения и трудоустраивается на железную дорогу. Сергей Сергеевич признается, что пойти по стопам родителей решил самостоятельно: «Я такой человек – не люблю кому-то что-то навязывать и не терплю такого же в отношении себя. Железная дорога – осознанный выбор, потому что работа в этой нише всегда в моих глазах была символом стабильности».

Пополнив ряды железнодорожников, Сергей усердно трудился, и уже тогда имел активную жизненную позицию. В 1985 году был избран членом бюро железнодорожного райкома комсомола. И не удивительно, со школьной скамьи Сергей Штронда наравне с занятиями спортом посвящал свободное время и общественно значимым делам, и мероприятиям. Окружающие его коллеги, знакомые, друзья видели в этом юноше ответственного, трудолюбивого, коммуникабельного и энергичного человека. Он не был инертным, наоборот – играл в футбол и волейбол за команду локомотивного депо, получил разряд в легкой атлетике, мотокроссе и других спортивных дисциплинах.

В 1986 году закончил вуз и вращался в кругах единомышленников. Но тяга к личностному росту и расширению кругозора вновь приводит рассудительного юношу в стены образовательного учреждения. И с 1999 года по 2003-й в Новосибирске он осваивает специальность «управление персоналом и менеджер в социальной сфере» в Сибирском государственном университете путей сообщения.

В июле Сергей Сергеевич Штронда перешагнул юбилейный порог 60-летия. А это повод оглянуться назад и осмыслить, чего удалось достичь за прожитые годы, а что еще предстоит сделать и какие вершины покорить. Да, за плечами шесть десятков, из которых 42 года отдано служению профессиональному делу. И оглянувшись назад, он понимает, как стремительно бегут года, а за ними и жизнь.

«Благодарен судьбе, которая свела меня именно с железной дорогой, и я избрал эту стезю. Я прошел путь от электромеханика, слесаря по ремонту подвижного состава, мастера, сменного мастера до профсоюзного руководителя», – размышляет председатель Дорпрофжел.

Действительно, молодой и подающий надежды активист с годами набирался опыта, формировался как руководитель и как лидер. Его жизненная позиция стала ключевым фактором в становлении: от профорга до председателя райпрофсожа и дальше. А после получения второго высшего образования он перешел в управление персоналом, стал заместителем начальника дирекции вокзального хозяйства по кадрам и социальным вопросам. С 2010 по 2015 годы Сергей Сергеевич входит в состав Центрального комитета РОСПРОФЖЕЛ и параллельно работает в Енисейском филиале «Федеральной пассажирской компании», где занимает пост председателя объединенной профсоюзной организации.

Сергей Штронда говорит: «В принципе вся моя жизнь была связана с кадрами, с решением социальных проблем и вопросов». Он считает, что со многими проблемными темами удалось разобраться, но, тем не менее, остаются вопросы, которые и сегодня, и в дальнейшем требуют внимания и решения, в том числе на уровне нашей Красноярской железной дороги.

И председатель Дорпрофжел делает акцент: «Это и повышение уровня профсоюзного членства, и условия труда работников. К сожалению, далеко не всегда на рабочих местах условия труда отвечают всем нормам и требованиям. Например, в тяжелых условиях приходится трудиться работникам путевого хозяйства. Эти люди, не покладая рук, выполняют свои профессиональные обязанности и в дождь, и в снег – в любую погоду, потому что необходимо содержать путь в идеальном состоянии, чтобы обеспечить безопасность движения состава. Ратую за то, чтобы этот персонал, придя на технический или обеденный перерыв, имел достойные условия для отдыха, полноценного приема пищи».

По мнению руководителя Дорпрофжел, человек, не имеющий мечту, не может полноценно существовать. Он делится мыслями о том, чего хотел бы достичь: «К сожалению, уже несколько лет уровень членства то поднимается, то опускается, колеблясь в пределах 93-94%. Есть профсоюзные организации, где этот показатель достигает 97, а то и 98%. Конечно, и я хотел бы в идеале добиться 100-процентного членства. Однако имеющиеся сегодня результаты, отчасти, показатель нашей работы. Где-то, вероятно, не достучались, не все рассказали или пояснили, не дошли до каждого работника и в этом наше упущение», – рассуждает профлидер.

Профсоюзный лидер железнодорожников говорит, что профсоюз создан для защиты интересов трудящихся. И в одиночку гораздо сложнее отстоять свои права. Он не раз в индивидуальных беседах пояснял сотрудникам и приводил примеры, как профсоюзная организация защищает своих подопечных. Чем оборачиваются трудовые отношения с некоторыми работодателями, для тех работников, кто не входит в состав профсоюзного движения, а оказался один на один с проблемой – без коллективного договора, без поддержки.

Сергей Сергеевич аргументирует: «Не единичный случай, когда работодатель говорит: если что-то не устраивает, то – «до свидания!». За забором много людей, которые придут на твое место. А меня коробит такое отношение к людям, и не хотелось бы слышать в адрес тружеников железной дороги подобных речей от руководства, потому что трудовые ресурсы – капитал организации».

К сожалению, факт сдерживания заработной платы присутствует в некоторых отраслях. И работодатель устанавливает оплату труда управленческому аппарату больше, а рабочему персоналу поменьше. А когда посчитаешь, как говорится «среднюю по больнице», то в среднем получается нормальная оплата труда. То ли дело в советские времена, тогда подход к начислению заработной платы был иной. Сергей Сергеевич вспоминает: «Когда я работал слесарем и учился, заработная плата составляла от 230 до 300 рублей, и этого мне хватало. А когда стал мастером, то зарплата стала меньше – оклад составил 155 рублей. Но отвечал я и за того же слесаря, что был у меня в подчинении, и за его работу. Нужно было следить и за соблюдением требований и охраны труда, и техники безопасности».

Профсоюзный лидер Дорпрофжел уверен, что люди, работающие в тяжелых условиях на железной дороге по любой специальности, в том числе и ИТР, должны получать и достойную заработную плату, и иметь нормальные условия труда и отдыха. Даже у инженерно-технического персонала, с его слов, нагрузка составляет почти двойную норму. Многие приходят к восьми утра и уходят с работы в лучшем случае после восьми вечера. И это при том, что в трудовом договоре прописано черным по белому график работы с восьми до семнадцати.

Сергей Сергеевич озвучивает свое мнение: «Ответственность людей надо ценить. И те кадры, что у нас есть, действительно, как говорят – решают все. Персонал нужно беречь и объяснять это работодателю». При этом руководитель профсоюзной организации придерживается позиции, что важен индивидуальный подход к каждому работнику, будь то инженер или сотрудник с рабочей специальностью. Он считает, что нет необходимости навязывать свои идеи, твердить, что и как должен делать работник.

Многолетний опыт и житейская мудрость позволяет Сергею Сергеевичу Штронда находить общий язык не только со старшим поколением, но и молодежью. В Дорпрофжел немало ребят с креативными идеями, которые он, как представитель профсоюза, старается поддержать, а не выступать сдерживающим фактором. На его взгляд, нужно помочь ребятам из Молодежного совета реализовать хорошие идеи и достойные предложения.

Продвинутая молодежь охотно приходит к председателю Дорпрофжел с проектами по расширению информационного «поля» о деятельности профсоюза посредством мессенджеров, сайтов и прочих цифровых продуктов. И он согласен, что в нынешней реальности надо дать исчерпывающие данные тем, кто не знает, как и чем может помочь профсоюз, как профорганизации отстаивают права работников, какие законы и правовые нормы обязаны соблюдать работодатели, на что вправе рассчитывать работник.

Сергею Сергеевичу импонирует желание молодого актива: «Об аспектах работы профсоюза Дорпрофжел и многом другом молодые профактивисты готовы рассказать в Сети и через различные паблики и чаты. Это раньше библиотека и средства массовой информации были источником знаний и новостей, когда по абонементу брали интересующую литературу. Наступила эра технологий, появилось множество цифровых платформ, где и наше поколение, и молодежь черпает информацию. Однако жаль, что художественная литература, на которой воспитали нас и предыдущие поколения не так востребована у современной молодежи. Многие находятся «в оковах» зарубежных источников. Конечно, нельзя лишать их права развития, но и закрывать глаза на это засилье нельзя».

Рожденный в советский период, руководитель профсоюзной организации обеспокоен тем, что некоторые представители молодого поколения теряют связь с исконно русскими традициями и историей. Его до глубины души тронула ситуация, когда в силу непонятных ему причин, молодежь оказалась не осведомленной о важных деталях войны с немецкими оккупантами.

«В одной из телевизионных передач, посвященных 76-летию победы над фашистскими захватчиками, проводили опрос молодых людей в возрасте от 15 до 21 года. Представьте, никто из респондентов не смог назвать дату начала и окончания Великой Отечественной Войны и сказать, кто одержал победу – это ужасно! Бесспорно, нельзя всех под одну гребенку. Есть и книголюбы, и ребята, интересующиеся историей, наукой, технологиями. Они также используют гаджеты, но с ними приятно вести беседу. Ведь образованного и грамотного человека не трудно разглядеть, стоит лишь завести разговор и станет понятно, чем он дышит и интересуется», – размышляет Сергей Штронда.

Он уверен, что становление человека как личности зависит и от воспитания, и от среды, в которой он вырос. Поэтому воспитал дочь, которой гордится. Екатерина от отца взяла лучшее – упорным трудом добилась звания мастера спорта по спортивной гимнастике и вошла в состав сборной страны. А закончив спортивную карьеру, серьезно занялась танцами. Известность их команде принесла победа в мировом состязании по хип-хопу в Голландии. Не отстала от родителя она и по части образования. Девушка стала дипломированным специалистом в финансовой сфере, однако работать по профессии не смогла, поскольку, как и отец, не поддерживает существующую кредитную политику банковских организаций.

Размышляя о прошлом и грядущем, никак не укладывается в понимании профлидера поведение некоторых чиновников, которые заменили родную речь иностранными словами и терминами. Сергей Сергеевич с особым воодушевлением вспоминает свою молодость, когда советское образование считалось одним из лучших в мире, а СССР – самой читающей страной. Ему приятно осознавать, что он родился и возмужал в те времена, когда медицина и образование были бесплатными, врач и учитель – почетными профессиями, а престиж рабочих специальностей был вне всяких сомнений.

Для него сложно принять тот факт, что слово «бесплатно» в отношении образования и здравоохранения утратило свой смысл. Ему жаль детей, которые трясутся за каждый балл ЕГЭ, ведь в советское время кто хотел учиться, шли в вуз и запросто поступали. Он никак не возьмет в толк, как в такой богатой ресурсами стране, где представлена не только вся таблица Менделеева, но и в распоряжении много умных образованных медицинских специалистов, ежедневно в телеэфире собирают деньги на дорогостоящее лечение детей за рубежом.

Сергей Сергеевич опечален происходящим: «Почему операции, стоимость которых исчисляется миллионами рублей, отдают российские медики иностранным специалистам? А ведь у нас есть и оборудование, и врачи не хуже зарубежных. Хорошо, когда есть средства на оплату операции взрослому и ребенку. А если их нет? Люди рождаются не только чтобы что-то дать обществу и стране, но чтобы и государство им при сложных жизненных обстоятельствах протянуло руку помощи. А у нас не можешь – тони? Возможно, я человек другой идейной закалки, поэтому такая ситуация в стране мне не по душе».

С глубоким сочувствием говорит лидер профсоюзной организации и о пожилых людях. По его словам, они выделяются из толпы особенно в осенне-зимний период. Пенсионеров видно невооруженным глазом, они кутаются в одежку, купленную еще в советское время. Потому как хватает их мизерной пенсии в 14-15 000 рублей только на лекарства, оплату жилья и услуг, а еще на питание, рацион которого не всегда сытный и полезный. А ведь нынешние пенсионеры имеют трудовой стаж от 40 до 50 лет, а живут в нищете.

СМИ не раз поднимали тему дресс-кода в образовательных учреждениях, так как ученики одеваются, кто во что горазд, а иногда даже гораздо лучше учителей. Эта тема не осталась без внимания профлидера: «По моему мнению, не обязательно требовать носить форму в определенном цвете и тоне, но она должна быть, поскольку делает учеников опрятными. В восьмом классе мы сменили пионерские галстуки на деловые, как у руководителей. Тогда мода позволяла надевать яркие разноцветные аксессуары, но никто не перебарщивал с этим. И парни, и девчата всегда были аккуратно одеты».

Рачительному и доброжелательному председателю Дорпрофжел многие реалии современности абсолютно чужды, но он признает, что не все было гладко и во времена СССР. Дефицит, очереди, кто ж их не помнит? Однако тогда продукты и товары были качественным, а сейчас ассортимент обширный, а полезного и качественного практически нет.

Сергей Сергеевич откровенно признает: «Много хорошего мы растеряли из советского времени, и перешли в новую эпоху, где отсутствует патриотическое воспитание. Ведь раньше у нас со школьной скамьи формировали личность: сначала детей принимали в октябрята, потом подростки становились пионерами, а затем шли во взрослую жизнь комсомольцами. И дальше молодежь выбирала свой путь. А сейчас нет четкой идеологии. Детей нельзя выпустить во двор одних поиграть на детской площадке, только под присмотром взрослых. Мы в свое время вытаптывали футбольное поле так, что там ни единой травиночки не оставалось. А теперь практически повсеместно на спортивных площадках – выходи да коси. Мир сильно изменился, и люди тоже».

Пожалуй, нет такой проблемной темы, которую бы не пропускал через себя Сергей Штронда. Человек с открытым сердцем и трепетной душой действительно прилагает все усилия, чтобы трудовой коллектив чувствовал себя защищенным. Поэтому держит руку на пульсе – выявляет злободневные вопросы и стремится их решать оперативно.

Елена ПУЗЕВИЧ,
«Солидарность. Красноярский выпуск» №30-2021

Оцените статью
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Федерация профсоюзов Красноярского края