Юрий Аргасанов: «Профсоюз – это «огнетушитель». Выбросить его? А потом раз – и пожар!»

В октябре 2018 года председатель первичной профсоюзной организации «Региональной тепловой компании» большинством голосов был избран председателем краевой организации «Всероссийский Электропрофсоюз». О главных вызовах и победах первых шести месяцев работы, а также роли профсоюзного движения в XXI веке Юрий Аргасанов рассказал в интервью газете «Солидарность. Красноярский выпуск».

– Юрий Олегович, каковы основные итоги работы за первые полгода работы на посту председателя краевой организации «Всероссийский Электропрофсоюз»?

– Ответом на этом вопрос вполне могла бы стать цитата философа: «Я знаю, что ничего не знаю»… Потому что, пожалуй, основной итог первых шести месяцев работы на должности председателя красноярской краевой организации «Всероссийский Электропрофсоюз»(КрасКО ВЭП) – это осознание того, что, вступая в эту должность, я знал очень мало. И понимание того, что эти полгода работы наполнили меня новыми знаниями, новой информацией – но потенциал для роста и развития еще есть, а полученную информацию я уже начал применять. Это если отвечать кратко.

Если говорить в нюансах: раньше я был неосвобожденным председателем ППО, работал на обычной рабочей должности (до избрания на должность председателя краевой организации «Всероссийский Электропрофсоюз» Юрий Аргасанов с 2011 года возглавлял первичку «Региональной тепловой компании», работая на предприятии фрезеровщиком – Прим.ред.), поэтому многие вопросы, в том числе, переговоры на региональном уровне, а также на уровне федеральных округов оказались для меня новы. Однако мне не просто удалось включиться в этот процесс, но и занять в нем соответствующее место. Не в последнюю очередь благодаря этому сейчас удается решать ряд определённых проблем и достигать договоренностей с социальными партнерами.

– О каких именно вопросах идет речь?

– Один из последних примеров – в конце апреля прошла встреча, темой которой стали коллективные договоры в филиалах «МРСК Сибири». На тот момент они так и не были подписаны. Встреча была инициирована профсоюзами совместно с ассоциацией работодателей «ЭРА РОССИИ» (Объединение работодателей электроэнергетики) и проходила на площадке «МРСК Сибири». Участие во встрече также принял мой предшественник на посту председателя красноярской краевой организации «Электропрофсоюз», а ныне заместитель председателя «Всероссийского Электропрофсоюза» Александр Мурушкин, представитель головной компании «МРСК Сибири» – «Россети», президент «ЭРА РОССИИ», а также ряд местных специалистов.

Итогом длительных обсуждений и переговоров стал план дальнейших действий. Он касался как мероприятий, призванных завершить нынешний кризис – употребляю слово «кризис», потому что согласованные коллективные договоры должны были вступить в действие еще с 1 января 2019 года. Также были намечены действия, которые позволят избежать подобных кризисов в будущем. Плюс, были оговорены варианты по возможной разработке и согласованию единого коллективного договора в рамках «МРСК Сибири»: на сегодня колдоговор заключается отдельно в каждом филиале предприятия, а не по предприятию в целом. Для меня, еще довольно молодого и неопытного председателя, эта встреча стала важным этапом.

– В чем причина столь длительных задержек по подписанию колдоговора?

– Это проблема не только нашего региона, и не только компании «МРСК Сибири»: на последнем пленуме «Всероссийского Электропрофсоюза» звучало, как минимум, еще одно мнение о том, что подобная ситуация развивается в другом регионе страны. Наверняка, она актуальна и для других отраслей. Если вкратце говорить о причинах: на проведение коллективных переговоров трудовое законодательство предусматривает три месяца. По результатам этих переговоров уполномоченные стороны вправе констатировать наличие, либо отсутствие разногласий и подписать коллективный договор «с» или «без» протокола разногласий.

Тем не менее, гражданский кодекс (закон об акционерных обществах) позволяет компаниям в их корпоративной структуре предусматривать процедуру согласования колдоговоров с советами директоров. Таким образом, получается следующая цепочка: имеющие доверенности на проведение коллективных переговоров руководители филиалов «МСРК Сибири» ведут переговоры с представителями работников, согласовывают различные пункты колдоговора, приходят к общему знаменателю – констатируют отсутствие взаимных претензий и выходят на подписание коллективного договора. Но для подписания этого документа им требуется окончательная отмашка Совета директоров «МРСК Сибири», а «МРСК Сибири» для этого требуется отмашка «Россетей» – и эта процедура на данный момент никак не регламентирована и не формализована.

Таким образом, на уровне «клерков» происходит пробуксовка, заложниками которой становятся как работники предприятия, так и руководители филиалов. Потому что если профсоюз начнет действовать формально – в соответствии с теми возможностями и полномочиями, что дает профсоюзам закон – и обратится в соответствующие органы, то под ударом окажутся те социальные партнеры, с которыми профсоюз уже вел переговоры и достиг соглашения. И каким будет результат этого возможного удара – совершенно неизвестно.

К слову, эту проблему во время пленума мне удалось поднять перед статс-секретарем – заместителем министра энергетики РФ Анастасией Бондаренко. Напрямую спросил ее: как министерство энергетики относится к подобной ситуации? На что получил ответ, что министерство энергетики никак не относится к этой ситуации, потому что не формировало этого отношения. Но при всех было обещано, что это отношение будет сформировано. Убежден, что вышеописанная ситуация в принципе недопустима – она ведет к конфликту и проблемам между профсоюзом и работодателям. Если сейчас не найти механизма для урегулирования ситуации, для того, чтобы избежать этой коллизии в будущем, то тогда эта коллизия будет урегулирована сверху – и не факт, что этот вариант решения удовлетворит обе стороны: профсоюзы и работодателя.

– Какие другие ключевые темы находились в зоне вашего внимания в первые полгода работы?

– Одна из таких тем – реализация коллективного договора в компании «СГК», а если говорить конкретнее – отдельных позиций колдоговора. В частности, актуален вопрос коллективной ответственности – понятия, которое иногда применяют входящие в «СГК» работодатели. Это острый и даже болезненный вопрос. Сейчас поднимаем его на разных уровнях, в частности, в Москве встречался с директором по персоналу «СГК» Кириллом Крутиковым и обозначил перед ним одну проблему. В чем ее суть? Если кратко: профсоюзам и мне лично не нравится принцип коллективной ответственности как таковой. Поясню: каждый человек на работе выполняет свои обязанности. Выполнение либо не выполнение рабочих обязанностей этим конкретным человеком может быть поводом для дополнительного премирования либо не премирования. В то же время существуют ситуации, когда в пределах смены на тепловой станции достаточно сложно определить, мог ли конкретный человек предотвратить развитие проблемы или же нет. Работодатель оценивает это таким образом: если какая-то проблема развилась во время работы конкретной смены, то каждый человек из смены имеет какую-то долю вины. В итоге, как правило, работодатель наказывает всю смену.

Позиция профсоюзов такова: в каждом случае необходимо разбираться с каждым конкретным человеком и выяснять, как именно он мог повлиять на то, чтобы критическая ситуация не произошла и не имела дальнейшего развития. Если он что-то мог сделать, но не сделал – только в этом случае человек должен быть привлечен к ответственности. Профсоюзы уверены: пусть лучше 10 виновных уйдут от ответственности, чем будет наказан один невиновный.

Более того, ныне действующая огульная ответственность в будущем может повлечь гораздо большие затраты и проблемы, вызванные разрушением корпоративного духа среди работников. Ведь в следующий раз этот же самый, наказанный в рамках коллективной ответственности, работник, заметив какую-то неприятность на своем рабочем месте, подумает: «Меня уже наказали ни за что, зачем я буду вмешиваться – пусть разгребают сами». Понимание в этом вопросе между профсоюзами и «СГК» есть – налицо сближение позиций как на уровне Красноярска, так и Москвы. Работодатель обещал, что будет особо тщательно подходить к применению такого понятия как коллективная ответственность.

Помимо этой темы, один из фокусов внимания профсоюза сосредоточен на вопросе профессиональных стандартов и системы оценки квалификации.

– Чем вызвано повышенное внимание к этой тематике?

– Еще будучи председателем первички «Региональной тепловой компании», я начал углубляться в новую на тот момент для нашей страны тему – профессиональные стандарты и системы оценки квалификации. Защитил по этой теме дипломную работу, а в 2018 году меня пригласили в состав управляющего совета Красноярского края по развитию национальной квалификации – там я год проработал на общественных началах. В этом году мне предложили должность заместителя управляющего совета. Словом, профстандарты – очень близкая мне тема.

И, на мой взгляд, эта тема – та «темная лошадка», к которой профсоюзы должны внимательно присмотреться. Так, уже есть прецеденты, когда нерадивые работодатели использовали несоответствия в профстандартах и пробелы в законах, вынуждали работника делать какие-то невыгодные для него действия – вплоть до увольнения.

На сегодня в крае в энергетической сфере пока нет негативных примеров применения подобных инструментов работодателем, но мы на стороже! КрасКО ВЭП будет очень внимательно следить за тем, как применяются профессиональные стандарты и за тем, как работодатели внедряют систему применения результатов независимой оценки квалификации. Думаю, что в обозримом будущем этот вопрос выйдет на передний план ключевых задач профсоюзов и станет не менее важным, чем вопрос колдоговорных кампаний.

– А что отнесете не к проблемным, а к позитивным задачам ваших рабочих будней?

– Такие события и задачи, безусловно, есть! В апреле красноярская краевая организация «Электропрофсоюз» провела ежегодный седьмой по счету брейн-ринг по охране труда. Что для меня особенно важно – в этом году мы применили две инновации. Во-первых, в игре приняли участие больше команд, чем обычно: 10, а не 8. Вторая инновация, возможно, не столь заметна, но лично для меня очень важна. По образованию я экономист – специализация «экономика труда». И охрана труда – если понимать ее как защиту здоровья и физическую безопасность человека – в моем видении – это только часть большой системы. На мой взгляд, трудовой кодекс – он весь об охране труда. Исходя из этого, было принято общее решение ввести в игру вопросы, связанные именно с трудовым законодательством. Отрадно было слышать, когда на некоторые, достаточно каверзные вопросы, команды давали уверенные и правильные ответы. Таким образом, брейн-ринг стал мероприятием, которое не просто проверяет знания по вопросам охраны труда, но и дает возможность одним публично проговорить, а другим – услышать и актуализировать эту информацию. Уверен, что мы обязательно сохраним традицию проведения брейн-ринга и в будущем – игра будет проходить раз в год. Более того, рассматриваем возможность расширить ареал проведения игры на всю Енисейскую Сибирь – в Тыве и Хакасии работают предприятия «СГК» и «МРСК».

– Какие глобальные задачи стоят перед красноярской краевой организации «Электропрофсоюз» на текущий момент?

– Глобальные задачи – работать так, чтобы у входящих в КрасКО ВЭП первичных профсоюзных организаций было как можно меньше проблем, увеличить членство, а также продолжить начатое в прошлом году посещение первичек. В рамках этой работы в 2018 году мне удалось посетить ППО «Красноярской ГРЭС 2», «Богучанской ГЭС». Намерен и дальше проводить личные встречи в первичках и напрямую отвечать на вопросы членов профсоюза.

– Почему важны подобные встречи?

– В первую очередь, это контакт с людьми. И моя ключевая задача в этой работе – быть тем человеком, которого председатель может привлечь и переадресовать на него все проблемы и вопросы коллектива. Порой это может быть не просто разговор, а настоящий «удар», но я как председатель красноярской краевой организации «Электропрофсоюз» готов его принять и тем самым облегчить непростую работу председателя ППО. Если от членов профсоюза поступит положительная обратная связь – буду только рад, но я готов и к негативным моментам. Члены профсоюза должны знать, что я готов их слушать, принимать и анализировать их доводы, и соответственно реагировать.

– С 2011 года вы возглавляли первичку «Региональной тепловой компании». Что из этого опыта помогает в текущей работе?

– Наверное, самый положительный момент, который я привнес из рабочей жизни в профсоюзную деятельность – отсутствие, в хорошем смысле слова, пиетета перед любыми «чинами». Я совершенно спокоен при общении с людьми любого уровня – статусы и звания меня никоим образом не страшат: разговариваю с замминистра Минэко так же, как с председателем первички. Нет внутреннего трепета, который бы мешал мне излагать свои мысли и получать ответы на вопросы, которые я ставлю.

– Что за прошедшие полгода в работе было самым сложным и самым интересным?

– Это, пожалуй, вышеупомянутая встреча по вопросу подписания колдоговора компании «МРСК Сибири» – она была и самой сложной, и самой интересной. Удалось заинтересовать людей, способных повлиять на скорейшее решение проблемы – это было и сложно, и интересно.

Если говорить про личные аспекты. Незадолго до избрания на пост председателя КрасКО ВЭП я поступил на юридический факультет Академии труда и социальных отношений в Москве – совмещать работу и учебу, признаюсь, крайне непросто.

– Поменялась ли как-то команда КрасКО ВЭП после того, как вы вступили на пост председателя?

– Команда осталась прежней – это очень хороший и слаженный коллектив. Думаю, и дальше будем работать в таком же составе: каждый член команды на своем месте и настоящая «звезда» в своей сфере деятельности. Благодарен коллективу за поддержку и моему предшественнику, Александру Мурушкину, за то, что он смог сформировать такую команду.

– Одна из задач, которую вы себе ставите – увеличение профсоюзной численности. Каково ваше видение – какие инструменты необходимо использовать?

– Есть несколько путей – экстенсивный и интенсивный. Экстенсивный – не значит плохой: к примеру, недавно в компании
«КЭСКО» прошло учредительное собрание новой первичной профсоюзной организации. Это Железногорская ТЭЦ, где сейчас формируется устойчивая первичка с перспективой заключения колдоговора от имени ППО (до этого был договор от совета трудового коллектива). Вновь избранный председатель первички за счет КрасКО ВЭП проходит обучение. Словом, процесс идет и до конца текущего года благодаря этой организации рассчитываем прирасти несколькими сотнями членов профсоюза. Но организация новых первичек – это лишь один из путей.

Есть и второй путь – интенсивный: увеличение членства внутри организации – и он возможен только за счет информирования. Но информация сама по себе не имеет большой силы – людей надо убеждать, доносить эмоцию и лучше понимание деятельности профсоюзов. Сейчас многие говорят так: колдоговор распространяется на всех, так зачем мне вступать в профсоюз и платить взносы. Мое глобальное желание – каким-то образом переломить такое направление мышления. Нормой в трудовых коллективах должно стать другое мышление, при котором бы член профсоюза осознавал свою исключительность, ответственность и правоту. И с этой точки зрения подходил бы к тому, кто в профсоюзе не состоит и спрашивал бы его, не стыдно ли ему быть «халявщиком» и пользоваться достижениями профсоюза.

Надо перевернуть устоявшийся взгляд: чтобы каждый человек чувствовал, что он важен. Он сам по себе важная единица, которая принимает участие в общем деле, а тот, кто едет на его «горбу» – не заслуживает никакого уважения.

– С учетом вашего прошлого опыта на посту председателя первички, и текущего опыта в должности председателя красноярской краевой организации «Электропрофсоюз», как вы отвечаете на вопрос: зачем нужен профсоюз в XXI веке?

– Профсоюз – это, во-первых, сообщество людей, которые ценят себя. Воспринимают себя как важную единицу, вступившую в общественную организацию не потому, что он хочет в ней раствориться, а потому, что хочет объединиться. И профсоюз – он как был «огнетушителем», так им и остается. Всегда привожу такой пример: висит огнетушитель на стене, даже если нет пожара и все хорошо – огнетушитель нужно перезаряжать, нужно сделать для него кронштейн и вытирать с него пыль…Одни расходы. Выбросить его? А потом раз – и пожар!

Профсоюз в глобальном смысле предназначен для защиты социально-трудовых прав. На одних предприятиях эта защита ведется непрерывно, потому что непрерывно происходят какие-то нападки. На других предприятиях проблем нет совсем и профсоюз живет с работодателем душа в душу. В первом случае «огнетушитель» постоянно работает, в во втором – просто ждет своего часа!

Наталья Томина

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Федерация профсоюзов Красноярского края